Потеря Крыма и борьба за Донбасс — путь к единению Украины

Путин Если бы Россия не захватила Крым и не начала гибридную войну в Донбассе, Украина оставалась бы разделеннойОптимистическая трагедия: как ошибка Путина создает Украину

Два года назад, когда проводился пресловутый «референдум» в Крыму, многих из нас охватывало чувство беспомощности и отчаяния. Государство оказалось полностью разваленным, армия — отсутствующей, силовые структуры — деморализованными. На протяжении последующих месяцев добровольцам и волонтерам пришлось буквально подменять государство и его силовые структуры собственной инициативой. Даже сейчас многие наши сограждане продолжают упрекать переходное руководство страны за то, что оно в марте 2014 года не отстояло Крым. К этому, конечно же, примешивается чувство романтического сожаления — мы могли начать строить новую страну, но именно тогда, когда у нас появился первый настоящий шанс, враг нанес нам предательский удар, развязал гибридную войну, оккупировал украинские земли.
Так вот, давайте попробуем хотя бы через два года посмотреть правде в глаза: ничего мы тогда не могли. 
Да, Майдан победил, Янукович бежал, да, в стране был самый настоящий шок после гибели Небесной сотни. Но при этом Украина оставалась предельно расколотой. Процесс созидания новой украинской политической нации действительно начался — но можно сказать, что застыл на границах востока страны. Там, на востоке, все месяцы противостояния в Киеве, активно формировалась политическая нация Антимайдана, которой больше не нужно было прикидываться “европейской” — отказ Януковича от соглашения про ассоциацию с ЕС остановил маховик официальной пропаганды и развернул ее в другую, куда более понятную сторону — сторону вековой дружбы и братства с Россией. И не нужно утверждать, что эта пропаганда не давала своих плодов. Если даже сейчас, после двух лет войны, тысяч погибших, появления внутренних переселенцев, разрухи на востоке и ненависти ко всему украинскому в России в нашей собственной стране остается огромное количество людей, готовых голосовать за Оппозиционный блок — и это количество только увеличивается, а не уменьшается, если даже сейчас сотни тысяч наших сограждан продолжают жить и работать в России, ездят туда, как к себе домой и предпочитают не вспоминать, что в те же самые минуты другие украинцы гибнут от российских пуль — то что бы было бы, если бы Россия не напала, не захватила бы Крым, не начала бы войну в Донбассе?
Была бы самая настоящая катастрофа. Страна осталась бы трагически разделенной. Разделенной не просто на тех, кто был бы за Майдан и против, за Европу и за Россию, а еще и на тех, кто считал бы власть в Киеве легитимной и тех, кто считал бы ее властью узурпаторов — благо, бегство Януковича давало широкие возможности для трактовки, а российские каналы на востоке — не будь войны — никто бы не отключал и они продолжали бы оставаться основным источником информации для миллионов граждан Украины.
Лидеры Партии регионов еще несколько недель походили бы с постными лицами, а потом вернулись бы к своей привычной риторике. Да, конечно, парламентские выборы они бы не выиграли. Но их представительство в Раде было бы куда большим и серьезным, чем сейчас. Давайте просто добавим к уже полученным бывшими регионалами мандатам голоса жителей Крыма и оккупированных территорий Донбасса — как за список Оппоблока, так и за мажоритарщиков. Но не только эти голоса. Давайте добавим к ним голоса тех, кто понял, что из себя на самом деле представляет Россия только после путинского вторжения и начала оголтелой антиукраинской пропаганды. Это тоже миллионы людей, которые и составляли ядерный электорат Партии регионов, которые шарахались от “националистов”, не понимавших, что мы и россияне — пусть и в разных странах, но одно целое. “Мыодиннарод”. 
Среди них сегодня многие из тех, кем мы гордимся. Когда в недавно вышедшем на экране фильме “Крым: как это было” украинские военные, покинувшие полуостров после аннексии, рассказывают о тех днях двухгодичной давности — возможно, самых трудных днях своей жизни — им сложнее всего скрыть недоумение и горечь. Потому что до аннексии российские и украинские моряки и военные жили в Крыму — ну что уж там скрывать, давайте честно — одной семьей. И представить себе не могли, что между Россией и Украиной может произойти конфликт. В результате из Крыма не ушло, как известно, большинство наших военных — потому что большинство так и оставалось, несмотря на присягу, советскими — то есть, по сути, российскими — а не украинскими офицерами и солдатами.
Толчок к появлению действительно единой и сплоченной украинской политической нации — это потеря Крыма и борьба за Донбасс. Если бы российской агрессии не было, не было бы этого толчка. А все остальное — было бы. Было бы ухудшение экономической ситуации в стране. Было бы всеобщее разочарование от того, что европейский выбор не принес никакого быстрого изменения жизни. Было бы возмущение наших элит из-за непомерных европейских требований, мешающих жить “по-человечески”. При этом у Запада не было бы никаких особых моральных обязательств перед нашей страной — а лишь возмущение из-за того, что даже после Майдана, даже после Небесной сотни Украина ухитряется оставаться “второй Россией”, коррумпированной и лицемерной.
Но при этом у нас был бы выбор. Россия оставалась бы рядом — только руку протяни. Понятная страна, не выдвигающая никаких нелепых условий, не требующая голосовать за антикоррупционные законы, знающая разницу между словом и делом. Свои люди. Родственники. Те, кто не просто дают кредиты, а знают, как поделиться процентом от помощи — чтобы и нам хорошо, и вам. Это вам не европейская манера считать каждую копейку и кривиться, если что-то пропадает. Это — русская душа.
Еще до победы Оппозиционного блока на парламентских выборах наш президент — кто бы им ни был  — стал бы делать первые осторожные шаги по нормализации отношений с Москвой и изыскивать возможности финансовой помощи в ситуации, когда возникали бы проблемы с кредитами МВФ. Да, падение цен на нефть подорвало бы российскую привлекательность — но мы, как и россияне, просто ждали бы, что скоро все восстановится и нам опять помогут без лишних слов. А потом на фоне этих ожиданий победили бы они. И все опять началось бы сначала. То есть с конца.
Аннексия Крыма и война в Донбассе — это трагедия. Но без этой трагедии просто не появилось бы современной Украины. Не появилось бы никогда. И если кто дал нам шанс состояться как единой политической нации и новому государству, вернуться в Европу и понять всю опасность и вероломность соседней страны — так это Владимир Владимирович Путин. В истории так нередко случается — будущее государства определяет не его собственное прозрение, а историческая ошибка соседа.  Путин эту историческую ошибку совершил. 
Виталий Портников, журналист
Источник: liga

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *