Запад о выводе войск РФ из Сирии: «Посмотрим, это же Путин»

96c0541c

Башар Асад, Владимир Путин Объявление о частичном выводе войск РФ из Сирии весьма неожиданно, но нет гарантий, что Путин свое обещание выполнит

Решение президента РФ Владимира Путина вывести войска из Сирии — полная неожиданность, но, с другой стороны, предпосылки к такому решению были какое-то время назад. Таков основной вывод западных СМИ о вчерашнем заявлении Путина. 
«В Вашингтоне говорят, что правительство США не ожидало от Москвы такого шага, но отмечало в течение последних месяцев признаки того, что у Москвы нет намерений надолго оставаться на сирийских базах», — пишет The Wall Street Journal. Основной признак — отсутствие ротации техники. 
Источники WSJ в дипломатических кругах ЕС убеждены, Кремль усилил атаки на позиции ИГ только потому, что до этого успешно помог сирийскому президенту Башару Асаду ослабить вооруженную оппозицию. Европейцы опасаются, что Кремль сделает США «предложение, от которого невозможно отказаться» — совместно бороться с исламским экстремизмом, но при условии молчаливой поддержки Асада со стороны Белого дома. 
В аналитическом центре Eurasia Group считают, что решение Путина о выводе войск — сигнал самому Асаду о необходимости более плотно участвовать в переговорном процессе с оппозицией.
Мнение о возможном давлении Путина на Асада разделяет и ряд западных чиновников, на которых ссылается Reuters. Это и вызывает скепсис — во-первых, за заявлением стоит несколько не то, что декларируется, во-вторых, Путин даже такие обещания выполняет далеко не всегда. 
The Guardian отреагировал на заявление Кремля еще вчера, процитировав европейского дипломата: «Мы должны подождать и посмотреть, что это значит. Это же Путин».
Представители сирийской оппозиции также заявляют, что не знают, чем вызвано намерение вывести основную часть российских войск и что нужно подождать реализации этого плана.
Обозреватель The Guardian Пол Уокер, однако, считает, что Москве удалось выполнить две основные свои задачи — обеспечить место за переговорным столом о будущем Сирии и избежать бесконечного затягивания дорогостоящей военной операции. 
Al Jazeera также склоняется к такому объяснению, как нежелание участвовать в пятилетней военной операции с неизвестным окончанием. Издание напоминает, что Путин выводит из Сирии не все войска: «Комплексы ПВО С-400 остаются». 
В интервью CNBC эксперты Eurasia Group сообщили, что одной из задач президента страны-агрессора (а скорей всего, основной) было улучшение негативного имиджа РФ на мировой сцене и прежде всего в глазах ЕС. Однако это вряд ли поможет. «Мы убеждены, что ЕС вынесет решение продлить секторальные санкции против России (за ее военную агрессию в Украине — ред.) до 31 июля, когда истекает срок санкций, введенных в прошлом году. Шаг Кремля (по Сирии — ред.) может повлиять на действия ЕС в конце этого года или в начале 2017 года. Наконец, мы пока не знаем, какую часть войск Россия выведет… Мы ожидаем, что будет выведена значительная доля вооружений, что ограничит военные возможности России в Сирии», — сказали они. 
Politico напоминает о недавнем интервью президента США Барака Обамы порталу The Atlantic, где он повторил, что Россия в Сирии зашла слишком далеко и рискует погрязнуть в болоте. Возможно, вчерашнее решение Кремля вызвано именно нежеланием погрязнуть. Издание пишет также, что с момента аннексии Крыма советникам президента и Белому дому не всегда удавалось предсказать действия Путина, и задается вопросом, не переиграл ли Путин Обаму и сейчас. 
Вряд ли Москва порвала с Асадом. Скорее, это перекладывание военного бремени на его плечи, чтобы он стал посговорчивей  О том, что вывод войск — очередная уловка президента РФ, еще вчера сказал аналитик Bloomberg Тимоти Эш. Он считает, что таким образом Путин пытается создать видимость контроля над ситуацией в Сирии и того, что он может привлечь Асада к столу переговоров, если или когда он, Путин, этого захочет. «Также он пытается убедить Евросоюз в том, что Россия располагает множеством «решений» по Сирии, и все это выглядит как уловка в переговорном процессе», — говорит Эш. 
Обозреватели The New York Times полагают, что вывод войск, объявленный столь же внезапно, как и ввод — способ избежать убытков и потери политического капитала, которые Кремль сейчас не может себе позволить. Однако это отнюдь не уход РФ из Сирии. «Я серьезно сомневаюсь, что Москва порвала с Асадом. Скорее это перекладывание военного бремени на его плечи, чтобы он стал посговорчивей», — говорит Эндрю Таблер, эксперт по Сирии в Вашингтонском институте по проблемам политики Ближнего Востока. 
По данным группы военных аналитиков IHS Jane, которые приводит International Business Times, каждый день военной операции в Сирии обходился стране-агрессору в $3 млн. 
Die Welt отмечает, что определенные задачи Путин все же решил в Сирии, вернее, посредством Сирии. Во-первых, он укрепил позиции Асада — ведь сейчас уже не идет речи о немедленной отставке. Во-вторых, на время операции в Сирии внимание Запада переключилось с Украины. Но это дорого стоило. И потом, улучшению имиджа в глазах Запада отнюдь не способствовали авиаудары по мирным жителям. «Этот шаг призван гарантировать политические выгоды, прежде чем затраты вырастут еще больше», — заключает Die Welt. 
Вчера, напомним, немецкое издание процитировало министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера, который тоже считает, что нужно подождать выполнения обещания Путиным. «Если вывод российских войск действительно произойдет, это усилит давление на режим Башара Асада и даст настоящий старт мирному переходному политическому процессу, который соответствует интересам всех сторон переговоров в Женеве», — сказал он. 
Таким образом, большинство западных изданий рассматривают вчерашний ход Кремля как попытку надавить на Башара Асада и сократить свои расходы. В то же время, в искренность даже таких намерений Путина, похоже, не верит никто. Кроме, конечно, пропутинских экспертов в самой РФ, которых цитирует «Лента». «…мы не уходим из Сирии окончательно: оставляем базы и будем предпринимать действия для поддержания мирного процесса. Например, можем кого-нибудь отбомбить на всякий случай», — человеколюбиво рассуждает Сергей Караганов, почетный председатель президиума Совета РФ по внешней и оборонной политике. 
Алексей Малашенко, эксперт Московского центра Карнеги, заметил, что частичный вывод войск можно трактовать двумя способами. «Первый — это де-факто признание поражения России. Наверное, можно было бы добиваться окончательного перелома ситуации в российскую пользу, но этого сделать не удалось, поэтому военное присутствие стало бесперспективным», — пишет он. С другой стороны, нельзя исключать наличие некоей договоренности — если Россия уходит из Сирии, США ослабляют давление на Асада. В этом смысле Москва добилась определенного успеха. 

Источник: liga

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *